Ударные виды спорта стали фишкой Юждага

Ударные виды спорта стали фишкой Юждага
Джабар Аскеров ломает шаблоны бойца и спортсмена. Прекрасно поставленная речь и ясные мысли. Общение со своими подписчиками в соцсетях на английском языке. А ещё он обретает всё большую популярность среди китайцев и знает, у кого из бойцов UFC лучшая ударная техника.

– Джабар, в какой организации ты сейчас дерёшься?

– У меня контракт с китайской организацией Ву Лин Фен. После 2012 года это, пожалуй, самый крупный турнир по именам. Я уже прошёл квалификацию, и теперь 5 августа состоится полуфинал, к которому буду готовиться в Тайланде. Мой соперник должен определиться в июне. У турнира классический формат восьмёрки, но победителю ещё предстоит подраться с китайским бойцом Йи Лонгом. Он местная звезда. Зрелищный, но не топовый. Каждый боец из восьмёрки выиграл бы его.

– Китай сейчас делает большой рывок в тех видах, в которых у страны ещё нет истории успеха. Активно развивают футбол, приглашают опытных спортсменов…

– Да, стратегия такова, чтобы вместе с приглашёнными звёздами росли и местные бойцы. Сейчас у них два крупных промоушена – Ву Лин Фен и Кунлун Файт, которые проводят бои каждые две недели (!). В Китае бои К1 более популярны, чем ММА. В принципе, китайский маркет сам по себе очень большой и достаточен для этих организаций для освоения. На первых этапах для раскрутки своих бойцов они приглашали так называемое мясо из Европы, спортсменов низкого уровня, чтобы китайцы били их и зарабатывали популярность у зрителей. Сейчас уже привозят более именитых. Жаль, что такой всплеск в Китае произошёл, когда мне уже тридцать один год, а не немного раньше (улыбается). Было бы интересно поработать в этой стране подольше.

– У тебя есть определённая стратегия по китайскому рынку?

– В прошлом году я вообще считал, что боксирую последний год. Но кое-какие события скорректировали планы, и, думаю, я останусь в спорте ещё на несколько лет. Смотрю на китайский рынок с перспективой, но и не забываю про европейский. Потому что Европа – это медийность, узнаваемость, а от этого зависят твои гонорары. Сейчас Беллатор открывает промоушен Bellator Kickboxing. Попробую там провести один-два боя.

– А где гонорары выше?

– Китай в этом плане более приятен, нежели Европа. Так как конкуренция в Европе очень высока и если один откажется драться за установленную сумму, согласится другой. Китайцы много торгуются, но если ты уже заработал популярность, то деваться им некуда. В целом, конечно, суммы гонораров значительно меньше, чем в UFC .

– Сколько боёв в год может проводить спортсмен твоего уровня?

– Раньше я дрался, может, по двадцать раз в год. Быстро восстанавливался. Сейчас организм восстанавливается медленнее, и, думаю, от трёх до пяти боёв в год сейчас для меня оптимально. Плюс сейчас приходится драться только с топовыми бойцами, проходных поединков нет.

Джабар VS Sub Zero

– В Китае тебя уже многие узнают, а в Махачкале, например, дети больше знают имена персонажей видеоигр Саб Зиро и Лю Кэнга, нежели имена таких спортсменов как ты или Али Алиев. Ты считаешь это нормальным?

– Зависит всё от детей. У каждого времени свои виртуальные герои. Я не жалуюсь на узнаваемость в Дагестане, в Махачкале. Хватает людей, которые узнают, просят сфотографироваться. Да и в целом в Дагестане спортсменов очень много, особенно бойцов ММА. Поэтому популярность рассеивается на всех.

– Но ты ведь не боец ММА. Ты – единственный профессиональный боец К1. Или есть ещё действующие профессиональные бойцы К1 в Дагестане?

– Действующих нет. Есть ребята на подходе. Хотя многие и отступают, когда видят какие-то сложности. Но в целом поколение есть, даже с учётом того, что популярность тайского бокса и кикбоксинга в последнее время упала. ММА ведь практически затушил К1. Я помню, как лет десять назад в спортзале пединститута проходили бои без правил и на них особо не обращали внимания. И в то же время наши ребята, Магомед Магомедов, Арслан Магомедов, уже жили в Тайланде, дрались на профессиональном уровне в К1 и были реально узнаваемыми в Дагестане, даже при отсутствии соцсетей.

– Лет пятнадцать назад тайские боксёры были одними из самых крутых парней в Дагестане. У всех на слуху были имена Маги Кобры или Маги Пропеллера. Сейчас твоё имя, пожалуй, единственное, которое олицетворяет тайский бокс в Дагестане. Как ты оцениваешь развитие этого вида в республике? Достаточное ли внимание к нему со стороны государства?

– Я могу говорить об этом, только глядя на всё со стороны, так как долгое время жил за рубежом. Есть, конечно, огромный спад. На Гагарина, например, зал в том же состоянии, что и в 2001 году. Поэтому говорить о каком-то развитии и поддержке не приходится. Опять же, все эти размышления со стороны. Тренеры знают об этом лучше. Есть подъём в Хасавюрте. Но там тоже всё на энтузиазме, на частных инвестициях.

– Вопрос как к эксперту в области ударной техники: у кого из бойцов ММА она лучшая?

– Из дагестанцев лучше всех в стойке себя показывает Рашид Магомедов. Он один из топов, у него хорошая защита от тейкдаунов. Рустам Хабилов тоже хорош. Он немного перестроился после тренировок в США, но его работа сейчас очень правильная и нацелена на результат. А в мире, как бы его ни не любили, это Конор Макгрегор. Мало кто может перебить его в стойке. Если он вызывает на бой Мэйвэйзера, то это тоже о многом говорит.

– С высоты опыта как спортсмена и мужчины, какие советы ты бы дал молодому поколению спортсменов? Какие ошибки посоветовал бы не совершать?

– Возможности времён нашего детства и нынешнего поколения детей сильно отличаются. Я помню времена, когда поездка за рубеж была чем-то невозможным. Спортзал с хорошими условиями – что-то нереальное. Да, мы, хвала Аллаху, не голодали, но у нас не было не то что шикарных, а даже средних условий для занятия спортом. Надевали по одной перчатке. Спарринговались даже в китайских зимних лыжных перчатках. Но я горжусь этим опытом. У современной молодёжи есть всё. Может быть, это и плохо. Считаю, что спортсмены должны расти в спартанских условиях, чтобы становиться бойцами. Ну и желание должно быть. Я вижу, что стойкости и целеустремлённости у детей становится меньше. Молодёжь, может, становится где-то умнее, образованней за счёт новых технологий, но настойчивости не хватает. Предостеречь от каких-то ошибок я, наверное, не смогу. Человека сколько ни предупреждай, ему всё равно нужно обжечься, чтобы впредь быть осторожнее. Я вспоминаю своё детство. Отец не давал мне просто сидеть и смотреть мультики. Заставлял отжиматься, качать пресс. Мне было обидно тогда, но, повзрослев, понял, насколько он был прав, и вспоминаю всё это с чувством огромной благодарности! Считаю, что с самого детства молодой родитель должен ставить цель ребёнку и помогать ему идти к ней.

Не ходите дети…

– В то же время в соседней Чечне Рамзан Кадыров большое внимание уделяет кикбоксингу…

– Не только кикбоксинг, но и весь остальной спорт в Чечне развивается по-иному. Да и не только спорт. Да, есть нюансы, но результаты в любом случае видны. На последнем чемпионате России, который проходил как раз в Грозном, чеченские бойцы показали высокий уровень. Говорю об этом не в упрёк дагестанской власти, а с целью привлечь внимание к проблеме.

– Ты видишь своё будущее в тайском боксе? Как тренер, менеджер?

– Как тренер, наверное, нет. Для меня эта работа трудна и в ней должно быть больше энтузиазма, чем желания заработать. Но я не зарекаюсь. Всякое в жизни бывает. Как менеджер, как организатор боёв, возможно. Это более перспективное направление.

– В прошлом году ты участвовал в выборах в Народное собрание Дагестана, но там что-то пошло не так…

– Да, я выдвигался от партии «Родина». Вся партия столкнулась с трудностями, нас пытались снять с выборов. Я всё это почувствовал на себе, когда выдвигался от родного, Магарамкентского, района. Были не самые приятные разговоры с людьми от власти, которые прямо говорили мне «снимай кандидатуру, тебе это не нужно», но я сам разберусь, что мне нужно, а что нет. В итоге всю партию сняли с выборов.

– Какой-то осадок у муниципального руководства всё-таки остался, если недавно в районе не дали провести твою встречу со школьниками?

– Предложение о встрече со школьниками ко мне поступило за полтора месяца до оговорённой даты. Дети готовились к встрече, подготовили программу. А накануне встречи мне звонит завуч и говорит, что директору школы запретили проводить это мероприятие. Я через всю эту ситуацию с выборами перешагнул, и все обиды у меня прошли. Не хотел, чтобы вся эта неприязнь продолжалась. Считаю, что местной власти нужно вести себя по-взрослому, забыть былые обиды и, наоборот, способствовать тому, чтобы я общался с молодёжью, делился опытом. Я всегда готов прийти на помощь своему району.

– В Дагестане принято единоборства делить по национальному признаку. В Юждаге есть ты, чемпион Рио Радик Исаев, экс-чемпион мира в профессиональном боксе Хабиб Алахвердиев, чемпион мира по боксу Альберт Селимов. Можно ли говорить, что ударные виды спорта стали фишкой Юждага?

– (Улыбается.) Я не обращал на это внимания, но это радует! Сейчас вот и Даурен Куруглиев стал чемпионом Европы по вольной борьбе. Дай бог, чтобы так и продолжалось. Это очень приятно. Это ведь стимул для молодёжи региона

Дата: 2 Июн 2017
Номер газеты: 2017-06-02 №21
Автор: Артур Мамаев

В материале упоминаются: Джабар Аскеров, Радик Исаев, Альберт Селимов, Хабиб Аллахвердиев






Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.